?

Log in

No account? Create an account
21 July 2018 @ 12:34 am
Я хотел напившись пива
позабыть о тормозах.
А теперь вот всё красиво.
Только слезы на глазах.
На глазах они от ветра,
не подумай, не от чувств,
на разломе километра
одинокий вспыхнул куст.
 
 
25 March 2018 @ 03:46 pm

Я должен покаяться.

Выдумав когда-то довольно соблазнительную схему как бы околоправославного ордена из людей, сочувствующих Православию и Церкви, но не являющихся членами Церкви (т.к. не находят себя достаточно достойными и продвинутыми), и даже никак прямо не связав его ни с какими ясными и четкими перспективами дальнейшего вхождения его членов в Церковь (в отличие, скажем, от института оглашенных), я, при всем абстрактном благообразии этого абстрактного пожелания, сотворил, похоже, достаточно явно пагубную ересь. Если посмотреть конкретно.

Может быть, конечно, никто на эту идею внимания не обратил, тогда бы и ничего, но в этом я сомневаюсь.

А пагубность этой идеи очевидна и очень проста: если даже люди, причащающиеся Святых Христовых Таин, падают и иногда отпадают, то какую же непосильную ношу (которую сам не несу и не думаю нести) я связал походя по недомыслию тем, кто имел бы неосторожность, сознательную или безсознательную, попытаться как-то воплотить эту идею. На вид всё как бы благородно, но ведь, даже если предположить, что кто-то чудом с Божией помощью смог бы это понести, то это было бы разве что единичное чудо против моей вины, притом чудо, пожалуй, превосходящее меру матери нашей Марии Египетской, которая ведь, перед своим многолетним подвигом всё же Причастилась, и уже тогда подвизалась, укрепляемая Господом, взявшим на себя бремя наших грехов.

Read more...Collapse )
 
 
03 January 2018 @ 09:36 pm

Вот только сегодня (вроде и празднование святителя Петра не первый год, а надо же) до меня четко дошло, что всё это самое "Московское государство", что и по сей день, возникло именно с центром в Москве, не только по каким-то экономическим и физико-географическим причинам, и даже еще неясно, насколько и вообще-то именно по ним, но прежде всего по церковной причине — вокруг предстоятеля Церкви. По каким причинам он выбрал именно Москву — вопрос открытый, можно обсуждать.

 
 

Название довольно дурацкое, а сам я не очень в форме, поэтому выложу просто, без контрапункта (который безусловно есть, если вспоминать о верхах и низах, но тут я буду про... ну, в общем, о поэтах, властителях, тех, кого мы знаем по именам, притом имея в виду не своих деревенских родственников),  мысль или схему, которая вроде четко решила неоднозначность, по сути чисто эмоциональную (как свой-чужой), которая меня оказывается давно незаметно мучила. Что что-то не так. Причем даже в разном возрасте по-разному, но общий смысл тот, что вроде вот эти — свои, а эти — чужие, и я за этих, а значит против тех, но вроде в каком-то месте получается что должно вроде правильно быть почему-то (в чем-то) наоборот; а если бы проявить настойчивость, то наверное могло бы и до большой внутренней драмы дойти. (Ну и до внешней в нашей истории конечно не только доходило, но и почти и не отходило; давая основу антагонизму не то чтобы каких-то марксистских классов, а наоборот, чего-то к вопросам собственности неведомо как относящегося, но чего-то пожалуй и гораздо большего касающегося).

Read more...Collapse )
 
 
От Луки, 11

23 Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает.

24 Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и, не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел; 25 и, придя, находит его выметенным и убранным; 26 тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там,- и бывает для человека того последнее хуже первого.

+++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++

Мало того, что это касается наших личных дел и перспектив, но и общественных. Всего постхристианского гуманизма, филантропии и прогрессизма.

Может быть, не главное, но среди прочего дошло до меня, что эта уборка дома касается не только прошлого христианства, когда нечистый дух был изгнан, но и всякого морального и технического усовершенствования жизни, когда казалось, что электрификация и развитие промышленности приведет к счастью человечества. Сейчас злейшие духи уже на прямом подходе и не особенно скрываются, только предлагается им радоваться, поскольку нас убеждают, что они вычистят дом еще лучше, до полной стерильности, как в Хиросиме, так что и дома никакого не будет - они в принципе и по безводным местам походят.

Хотя это я уже слишком начал увлекаться описанием прелестей, готовимых нечистыми духами.

Главное-то сказано в первой строчке.
 
 
 
25 October 2017 @ 06:03 pm
Сегодня можно сказать первый большой собственный христианский праздник Российской Империи (и конечно и Петербурга). После перенесения мощей Александра Невского, которое всё же выглядит поклоном старой до империи еще Святой Руси.

Праздник этот сегодняшний выглядит так, что в нем (да и еще в одном дне памяти, который тоже сегодня, о нем тоже расскажу) - как бы всё об этой самой Империи сконцентрировалось, обозримое, и лучшее, и по существу.

Когда-то западный орден во имя Иоанна Крестителя, забыв совет крестителя воинам, участвовали в разграблении православной столицы Христианского мира. Награбили десницу величайшего из пророков, икону Божией Матери, по преданию писанную Лукой, и частицу Креста Господня.

После этого через много лет они подверглись нападению императора-самозванца (Бонапарта, а он кстати, патентованный самозванец, даже Москву захватывал, как настоящему крепкому самозванцу положено; но в отличие от Лжедимитрия не венчался на царство в нашей Церкви, впрочем, и папе-то короновать себя не доверил, своею собственной рукой себя короновал, настоящий предтеча Антихриста, тут Пьер Безухов прав, да и все увидели, уже по откровенному его поведению в Первопрестольной). Бонапарт был явно покруче госпитальеров в своем антихристианстве, по крайней мере уж на дневной поверхности. И хотя история с самой сдачей Мальты ему какая-то вроде тёмная (я не очень разбираюсь, но слышал, что возможно речь и о каком-то загадочном предательстве), но всё же выглядели рыцари тут довольно благородно, и уж явно не такими антихристианами, как самозванный представитель Империи-самозванца, столкнувшейся впоследствии с нашей.

Император Павел спас рыцарей, спас святыни, бывшие у них (по сути в плену, но всё же они в отличие от Наполеона хотя бы конюшни в церквях надеюсь не делали, или делали - тогда, когда их в Константинополе бес попутал - всё же вряд ли? вот чтобы прямо именно они...). Спас заодно и папский двор. (И чуть было не стал не только главным у Иоаннитов, но и у папистов - но Бог такого - по какой-то причине - всё же не допустил).

Но дал Императору стать мучеником. А не дал стать союзником самозванца.

Перенесение этих святынь в Россию (в Гатчину, потом они были перенесены в Санкт-Петербург) - и есть сегодняшний праздник. Вокруг дворца в этот день ходили крестным ходом (во дворце есть домовый храм, где святыни пребывали, пока Российская Империя была Империей). Гвардия как-то участвовала в празднике (я уже забыл, как именно, но помню, что да, радостное было событие, и для властей, и для воинства).

В итоге же, и Император был предан и убит, и последний Император предан и убит, и Империи вроде нет, но святыни в итоге были возвращены туда, где пребывали когда-то, Православной Церкви, в православную страну, и до сих пор там, хотя Тито тоже поглумился, и не знаю, может быть даже икона еще не в храме, а в музее (а может уже передали) - но в православной стране (впрочем, новые наполеоны не прочь эту страну тоже принять в семью просвещенного содомией постхристианства).

А еще в этот день: 140 лет со дня геройской гибели (при освобождении Болгарии от турок) первого члена Российского императорского дома, положившего жизнь на поле боя. Подробность - служил он, отличаясь храбростью, под командованием двоюродного брата - будущего императора Александра III, который рисковал жизнью в этой войне примерно в той же мере.
 
 
22 October 2017 @ 06:51 pm
Сегодня "осенняя пасха" - память дня, когда Господь воскресил сына вдовы.
 
 
15 September 2017 @ 03:14 pm
Сегодня так сошлось, что второй день церковного новолетия, память Антония и Феодосия, основателей русского монашеского общежития (а именно общежитие было лозунгом западных и прозападных светских коммунистов, и именно оно у них никак не получалось), и одновременно, вместе с другими, мученика, пострадавшего за Христову веру в 1937, Павла Елькина, бывшего поначалу самым реальным большевиком, притом не просто большевиком, а комиссаром, и не просто комиссаром, а активно участвовавшим в гражданской войне, в частности, руководившим подавлением крестьянских восстаний в Сибири(?), а затем расстрелянного просто за то, что вернулся к прямой вере во Христа и общался с православными христианами. Насколько можно видеть, он явился очень ясным примером того, за какое такое "за дело" убивали христиан в те годы, какими они были врагами.

http://www.pravoslavie.ru/101017.html

Лес рубили, свидетели Христовы шли на Небеса.

Это не в пику никому, просто такое схождение дней памяти.
 
 
05 September 2017 @ 07:49 pm
Один православный брат недавно сказал мне (не знаю уж, у кого он взял эту мысль, увы, сам я достаточно невежествен), что считает христианские святыни, находящиеся на неправославном Западе, - находящимися у неправославных в плену. В большинстве (наверное, в большинстве) случаев это очевидно верно еще и потому, что эти святыни были объектом прямого неприкрытого грабежа, сопряженного с убийством православных.

И вот мне пришла в голову мысль, что об украденных научных знаниях правильно думать ровно так же. И программа Петра Первого (я не помню, от кого слышал, что он имел теорию о том, что центр знаний и наук путешествует по миру, сперва из Греции ушел на Запад, но потом должен с Запада перейти к нам) может в этом смысле рассматриваться как программа по возврату награбленного.
Речь идет о том историческом периоде, когда, ослабленная предательскими ударами Запада, Византия пала, ослабленная под конец и духовно унией с папством (возможно, сыгравшей решительную роль в падении). Тогда ученые греки, при бегстве из Константинополя, привезли в Италию и вообще на Запад всю ту науку, которая на Западе впоследствии процвела, глубоко его изменив, не без участия огромных денег, награбленных тоже в Константинополе.
Имеется в виду и материальная часть (тексты), и научная культура, школа, в общем, всё то, что дало бурный рост европейской науки.

И вот что я тут хочу заметить очень существенное.

Когда беженцы греки и науки прибыли на Запад, местные люди были уже довольно глубоко недовольны папизмом, который стал к тому времени настоящей полноразмерной пагубной ересью, ну и его пороки, конечно, давали себя знать не только в отношении к Константинополю, но и к местному населению. Поэтому местные, в естественном сопротивлении злоупотреблениям папизма (а отчасти и в неестественном, подогреваемом в не самом хорошем направлении скрытными, но явно антихристианскими силами), стали использовать греческие науки для борьбы против пап. И сделали это во многом в форме противопоставления наук Церкви (под Церковью-то бедняги - и зетесавшиеся злоумышленники тоже - имели в виду именно папистскую в общем-то лже-церковь, однако единственную, бывшую на глазах, и к тому же изо всех сил утверждавшую свою Единственность).
Именно тогда, похоже, сформировалось это противопоставление, не очень справедливое даже в отношении папизма (т.к. папизм при всей своей еретичности против наук как таковых особенно не боролся, скорее тоже холил и лелеял), однако укоренившееся, противопоставление наук и Церкви.
К Православной Церкви (то есть Церкви настоящей) это вообще не имело прямого отношения. Однако само клише укоренилось, и когда научное миросозерцание стало возвращаться с Запада к нам, это клише было там довольно крепко и некритично вмонтировано.

Это я к тому, что при возвращении награбленного полезно почистить возвращаемое, провести дезинфекцию и дезинсекцию, выбросить оттуда ненужные нам приспособления, использовавшиеся в далекие времена скупщиками краденого и их оппонентами для своих специальных надобностей, не имеющих к нам отношения.
 
 
05 September 2017 @ 06:57 pm
Задав себе частный вопрос: что может спасти Россию от аморфизующей волны экономической миграции извне - я сперва подумал, что это могло бы быть наконец явное объявление ее православной державой.

Но этого, даже если сама декларация полезна, было бы явно недостаточно. И вызвало бы определенные сопутствующие проблемы. Более системная из них состоит в том, что сама декларация не дает понимания "а что дальше": ведь сущность православия не дает основания для насаждения его насильственными репрессивными мерами, так же как и очень ограничивает и ставит под большой вопрос даже какие-то меры очень мягкого дискриминационного действия по отношению к представителям других вер. Менее системный, но вполне очевидный класс проблем состоит в том, что есть большой набор групп населения, интергирование которых в такое государство представляет серьезный тактический вопрос именно в момент перехода. Это и магометане с буддистами, и "коммунисты" и прочие атеистические консерваторы.

И то, и другое достаточно облегчается в случае, когда превращение в православную державу происходит прежде всего по существу, а не по названию. Насколько необходима само название - вопрос отдельный, но довольно очевидно, что одно название не сработает, в том числе по упомянутым причинам. А главное по той, что православие, заключающееся в одном названии (или акцентирующееся на внешнем регламенте) - это просто оксюморон, то есть не православие вовсе.

Каким же тогда оказывается такое государство по своим свойствам?

Наверное, основным свойством православного государства, отвращающим потоки аморфизующей иммиграции, будет, как ни странно, бедность. Жизнь народа в таком государстве на бытовом уровне должна оказаться достаточно скромна и бедна. Силы же и средства, которые есть, должны быть направлены на достижение важнейших жизненных необходимостей (защиты веры, субъектности, независимости, защиты народа от голода и экстремальных бедствий, осуществления правильного стратегически развития в этом смысле - и в экономике, и в науке, и, конечно, в культуре и духовном делании, но последнее уже скорее не задача государства как такового, оно может это только скромно поддерживать - впрочем, скромность тут тоже может быть достаточно плодотворной, если например речь идет об информационной политике).

В этом случае оказывается, что наиболее деструктивные потоки миграции извне затруднены (нет привлекающего излишнего богатства в легкой доступности, нет и пропаганды соответствующих идей, а есть общее настроение противоположного направления, поддерживаемого организационно в жизни), избираются наиболее соответствующие идейно и морально мигранты, селекция (пусть не абсолютно, но по тенденции определенно) положительная, притом именно в нужном смысле.

Реализуется идеал Православной державы, коммунистического государства, осмысленного и справедливого жизненного устройства. То есть, если отказаться только от самых экстремальных вариантов взаимной нетерпимости, это будет устройство народной жизни, приемлемое и искренне желательное для всех, кроме людей, настроенных изначально деструктивно.

Могут спросить: а зачем тут само православие? А потому что без него ничего не работает, и советские союзы быстро разрушаются. Даже у инославных центры наук не работали без того, чтобы каждый профессор имел священнический сан - когда это еще было на подъеме, а науки жили не по инерции и не на службе откровенно античеловеческих сил. А нам про инославие говорит нет необходимости, у нас с этим особенных вопросов нет. Так что может быть, как я думаю, дело именно в том, чтобы православный монастырь занялся не только физическим трудом (как когда-то, когда монастыри кормили в голодный год окрестных крестьян, а сами были центрами передовой агротехники; как и центрами обороны), но и умственным, поскольку он необходим для жизни народа (по приоритетам, помянутым выше; а ведь трудиться надо). Тогда, может быть, и вокруг постепенно, как вокруг Сергиевой лавры, вокруг православного делания возникнет более праведная жизнь, православная и осмысленная.

Это довольно частное замечание, но довольно, мне кажется, важное. Понятно, что более главное определяется тем центром бедности (и делания), каким были раньше преподобные, а по сути сам Господь, Пресвятая Троица, на которую они взирали. И, конечно, для нас, тем, нам не безразлично ли это.